В Саду Богородицы - Афон - иерей Артемий Бондаренко

 

В "Саду Богородицы"

 

Χριστος Aνεστη!

 

Напишу про Афон.

 

Поначалу на Афон меня не пускали обстоятельства: некому было вместо меня мыть посуду в ресторане; как раз в эти дни необходимо было ехать на епархиальное собрание в Гамбург (явка строго обязательна!); невозможно было на целую неделю бросить свою семью (подъем детей в школу, их завтраки, обеды и ужины, спортивные занятия - всё на моих плечах); да и денег на поездку тоже не было... Поэтому, хотя моими друзьями и велась уже давно подготовка к поездке, но я не верил до последнего, что мне удастся побывать в "Саду Богородицы". Не верил, но всё равно молился об этом!

Ближе к дню вылета всё стало стремительно меняться. Мои друзья заверили меня в своей финансовой помощи. Шеф ресторана, сицилиец Пино, вдруг объявил о вынужденном отпуске для всех сотрудников, который как раз совпадал со временем нашего путешествия в Грецию. На мою просьбу отпустить меня с епархиального собрания, которое проводится у нас раз в два-три года, мне ответили положительно. Самое страшное - жена дала согласие на моё недельное отсутствие и что она сама со всем справиться (потому как это совпадает со временем каникул!)!

В самой подготовке и в поездке чувствовалась рука Богородицы.

Итак, всё постепенно устроилось и утряслось. Наша группа паломников на Афон, состояла из 4 человек: я и мой давний прихожанин Павел, а также мой друг из Москвы и его коллега по работе. Для всех Афон - в первый раз.

Еду с Павлом в Мюнхен и про себя немного переживаю, что мало всё же с собою денег для такой поездки. Проходим в Аэропорту контроль, от нечего делать ходим взад-вперёд, ожидая своего рейса. Вдали вижу человека в рясе и скуфейке - явно православный, как и мы. Я тоже в подряснике и в армейской зелёной жилетке (карманов много). Если для России или Греции два человека в подрясниках в разных концах вокзала - событие нередкое и ничего незначащее, то для меня-дикого, проживающего в "пустыне" почти уже 10 лет, где я единственный православный священник в радиусе 200 км, - это большая радость и утешение. Человек в рясе, заметив моё внимание, кивнул мне и хотел было дальше продолжить своё движение в другом направлении от меня, но я сам не зная почему замахал ему руками, как давнему знакомому, и побежал к нему. Русский батюшка из Валаама, как потом оказалось, стал с удивлением прищуриваться, думая, что и вправду какой-то знакомец встретился. Я бросил своего Павла и уже быстро шагал к нему: "Христос Анести! Христос Воскресе! Я православный священник из Баварии, я здесь служу. Я сейчас лечу на Афон. А Вы? Как Вы живёте?" - "Воистину Воскресе, отче!.. А я только оттуда, из Афона. Я сам из Валаама", - сказал мне прищуренный и удивлённый священнослужитель. Мы облобызались. "А, Валаам! У нас в Вюрцбурге Ваш отец наместник лечился, я ещё с ним Литургию вместе служил. У меня уже скоро рейс. А у Вас?". - "Да, это так. Наместник был на операции в Германии... Я тоже скоро улетаю... Раз Вы на Афон вот возьмите...", - достал бумажник и дал мне 50 евро. Я отказывался, но он настоял и я взял. "Помолитесь о мне и о братии!" - "Взаимно"! - Благодарю, Тебя, Господи и Божья Матерь, - подумал я, пряча деньги, и побежал догонять Павла.

Самолёт приземлился в греческую жару. Так хорошо! Я просто наслаждался, когда наш автомобиль стоял в пробках и на светофорах. Солнце и тепло! Большой контраст с немецкой сыростью и холодом. Отчего такая разница, подумал я, - может быть оттого, что здесь много Православия, а у нас мало. Если мы будем проповедовать и увеличим Православие в Германии, то у нас тоже будет намного теплее и сплочённее.

Уранополис - последний город перед закрытой афонской монашеской Автономией. В переводе "Уранополис", наверное, значит "Небесный город", или "Город в Небо". Подходит и соответствует задачам и целям Афона. В Уранополисе, хотя по-сути, это уже Афон, уже сам полуостров, но там есть ещё мiр: кафе, рестораны, забавы, увеселения, женщины, пляжи. Дальше, одна остановка по морю на корабле, и всего этого уже нет. Многие паломники на Афон здесь остаются в гостиницах на одну ночь, чтобы рано утром получить разрешение на Афон и сесть на корабль. Так сделали и мы. Многие, зная и чувствуя, что это последний мiрской оплот, стараются им как-бы в последний раз воспользоваться и насладиться. Так сделали и мы. Было желание отделиться друг от друга и самому, самостоятельно, в своё удовольствие побродить по "Небесному" или точнее "Преднебесному" городу.

Думаю, каждый едет на Афон со своей целью, желанием и поиском. И каждый его получает. Получает то, что ищет! То за чем приехал!

Как это звучит ни странно, но я ехал на Афон за Германией. Я искал её там. И нашёл. Часто находил. Ты чё сюда приехал? - Я ищу Германию. Почему? Разве она здесь?

Я себя осознаю православным священником и ответственным этой страны, и этого народа, и этой земли, где Господь мне судил прожить вот уже почти 10 лет. И я нёс всё это с собою на Афон. И я видел почти во всём отражение и символы этих моих мыслей и поисков. Может быть я не прав? Или заблуждаюсь? Кто-то едет на Афон чтобы отдохнуть от Германии и мiра, а мне хотелось там это найти, по-новому обрести. И я находил, что было для меня большой радостью.

Бесцельно хожу, гуляю по Уранополису. Вот, какая-то старушка любезно зазывает в церковную лавку, там торговля, много русских. Старушка по-русски не говорит, я по-гречески тоже почти не говорю. Машинально перехожу на немецкий и сам не знаю почему, начинаю помогать старушке сбывать свой товар. Я объяснил русским, что это за иконы, где они сделаны, что это за вино, мёд, мази, палка-посох для паломников... Люди рассчитались и ушли. Я и старушка остались в магазине одни, пробуем её вино и лукум. Оказывается мы с ней разговариваем не немецком! Вот первая встреча со своей Германией! Откуда у Вас немецкий, спрашиваю я. - Я жила в Германии, у меня там вырос сын. Спасибо, что помог продавать. На, вот тебе ещё вина и лукума, и иконы можешь взять. - О, Danke! - говорю я хозяйке, - вот мой адрес, приезжайте ко мне в гости и ещё помолитесь пожалуйста, о православных христианах Баварии, нам там нелегко. - О, я помолюсь! И пожалуй, мой сын к тебе приедет искать работу! - Думаю, это бесполезно, - мотаю я головой, я живу в самом безработном районе всей Баварии, сам работу постоянно ищу.

Кому я помогал делать покупки, идут мокрые с полотенцами наперевес со стороны моря. О, ребята! Здесь можно купаться? Акул нет? - Конечно, можно, смеются они, - это же ещё не Афон. Там нельзя, не благословляют, а здесь ещё можно. Акул нет и даже морских ежей нет! Последнее было для меня зловещей шуткой. Потому что, как только я залез в воду, то почти сразу наступил на морского ежа. Первый раз в жизни! Хотя я родился и вырос в Крыму, на море. Был шторм, я катался на волнах и выходя из воды, даже не понял, что наступил на ежа. Просто кольнуло как об стекло. Вышел, потёр, ничего нет, почти не болит. Море превосходное. Эгейское.

Пошёл довольный и искупавшийся от моря с желанием найти своих попутчиков и перекусить.Как-бы, думаю я, покушать, подкрепиться и при этом немного денег потратить? Вижу, немного выпившего моложавого русского мужичка. Идёт прямой наводкой на меня: Ты батюшка? Благослови! Ты откуда? Хочешь кушать? Пошли! Одновременно с этим, я вижу в стороне своих попутчиков. Говорю и крещу: "Бог Вас благословит! Здравствуйте! Я православный священник из Германии. Спасибо Вам за приглашение. Но я не один, вот мои друзья". - "А! Они идут с нами! Пойдёмте, здесь рядом хороший ресторан и там очень вкусная рыба-Бараболька. Я вас угощаю." Мы все вчетвером, удивлённые, ужинаем с этим человеком, много говорим об Афоне и чудесах. Спасибо Вам большое, благодарю я в конце богатой и обильной трапезы. - Не за что! Это Ей, Богородице!

Лишь вечером, после ужина, я почувствовал сильную боль в ступне, с большим трудом давался каждый шаг. А утром, впереди Афон, горы и тропы!

Вернувшись в гостиницу, мы все вчетвером занялись моей ногой. Как оказалось, мой прихожанин Паша, был настоящим врачом, хотя я всю жизнь считал что он компьютерщик и даже подшучивал над этим. Ребята по несколько раз ходили в единственную в этом городе, закрытую в ночное время аптеку, её им открывали и продавали то лекарства, то пинцет, то шприц, то обезболивающее. Иглы ежа глубоко сидели в моей подошве причиняя немалую боль, стоны и вопли. Сначала иголки пытались вынуть пинцетом, потом делали надрезы, потом обезболили уколом и тогда просто рвали и резали мне подошву. Это было необходимо, иначе было бы ещё хуже.

На утро я мог через притуплённую боль сам ковылять за пропуском и к кораблю. Мои вещи несли мои друзья. Плывём. Вода чистая как слеза. Морских ежей море! Вот мы и на Афоне.

Всё описать и рассказать не возможно. Или не сразу. Скажу лишь как там дальше свою Германию встречал.

В Великой Лавре

Афон - прекрасный, зелёный, горный, жаркий, величественный и простой. Всматриваешься в каждый листик и каждый камешек. Интересно, страшно и радостно. Стараешься надышаться. Первый наш монастырь - Великая Лавра, древний монастырь. Доехали, осмотрелись, перекрестились, устали. Много знаменитых чудотворных икон, мощей, реликвий. Как и везде на Афоне. Со всей Византии. Здесь бы под каждым камешком и под каждой иконой недельку бы посидеть, книгу можно написать! А у нас 4 дня на весь Афон. Не объять необъятное!

Селят нас в Великой Лавре в монастырскую гостиницу. Первое что услышал, за стенкой по немецки говорят. Я дома! Стучу, разговариваю, - туристы-учёные из Австрии. Ну, ну. Вот так к Православию западный человек и приходит. Я таких на своём коротком веку, больше десяти видел. Специально не искал, сами попадались. Один из них, говорил мне: "Я принял Православие потому, что уже не мог не принимать!" А сам этот говорящий был белый как снег, седой; известный и заслуженный профессор евангелического богословия. Почти как эти австрийцы... Ну, ну. С этими австрийцами, я потом ещё несколько раз путешествуя по Афону встречался и каждый раз у нас были оживлённые беседы о вере, о Церкви, об Афоне. Я чувствовал себя дома.

В той же Великой Лавре. Не помню уже как, пристал я к одному деду. Смотрю, чувствую, он мне как родственник. Он из Штуттгарта (это по соседству с Баварией), на Афоне 13-ый раз! А я первый. Есть о чём поговорить. Беседуешь, говоришь, и не можешь наговориться. Останавливаешь себя, чтобы держать норму и не переборщить, ради приличия и неудобно перед своими русскими ребятами. Очень я обрадовался за этого деда. Спрашиваю: Вы православный? - Нет, но я на пути к этому. - Приглашаю Вас в мой город Кобург! - Спасибо, это очень любезно. Я приеду. Aufwiedersehen!

Далее, Русский Пантелеймонов монастырь. Думаю, самый большой, красивый, богатый и обширный на всей Афонской Горе. Самый "шикарный" монастырь! Так и должно быть. Россия - велика и богата. Духовно в первую очередь, а это главное. Во время службы, смотрю на центровом монашеском месте сидит пожилой инок. К нему все подходят, что-то спрашивают, благословляются. Думаю, наверное настоятель монастыря. Подойду-ка и я, молитв у старца попрошу. "Благословите, отче! Я священник из Германии. Прошу помолиться о нас, православных христианах, там живущих. Нам там не легко". - "Бог благословит! (И далее на очень чистом немецком, так что я подумал, что передо мною немец: Wo wohnen Sie?! Wie heisst Ihre Gemeinde!? Wie gross ist Ihre Gemeinde? Sind Sie von Russisch-Orthodoxen Kirche? Gut, mach ich! Ich bete zu Gott gern!" - То есть обычные вопросы: Где Вы живёте, большой ли у Вас приход. И главное: Да! Я помолюсь о вас!)". Я был очень рад и удивлён. Но это был всё такие не настоятель монастыря, а "всего лишь" то ли Благочинный, то ли помощник Благочинного.

А настоятель русского монастыря на Афоне - это архимандрит Иеремия, настоящий почитаемый в России и за её пределами старец. К нему мне удалось подойти после трапезы в коридоре, с той же просьбой и с теми же словами. "А, Германия! Я ж там три года был! Помоги Вам Господи! Помолюсь о вас.."

Там же в Русском монастыре. Костница, где монахи почивают. Набрёл туда случайно. Смотрю, пономарь кадило раздувает, готовиться к Панихиде и говорит: "Вы откуда?.. А-а! А вот смотрите, у нас есть ваша икона Божьей Матери, "Королева Германии" называется". Я чувствовал себя снова дома.

В иконной лавке, где всё, кстати, очень дорого, мне было подарено 30 иконок, 30 красивых "фирменных" пакетиков, туда я насобирал камни с берега моря, цветы с афонских гор и свежие лимоны с монастырских садов. Тридцать - по числу моих прихожан. На прощание зашёл к духовнику монастыря отцу Макарию. И всё с теми же словами и просьбой, других у меня не было. Отец Макарий горячо поддержал меня и ободрил, подарил книги и календари.

 

Несмотря на почти недельное недосыпание, большие переходы и натруженную ногу, несмотря на несколько ночных служб подряд, я с Афона вернулся с чувством и желанием работать и переставлять горы!

Господи помоги и благослови!

Матерь Божья заступись и поддержи!

И Вас прошу помолиться обо мне и о нас, православных христианах в Баварии живущих!

 

Ваш иерей Артемий Бондаренко.

 

 

Четыре дня в саду у Богородицы - Часть первая

 

Теги:

КОММЕНТАРИИ

Обязательные поля для заполнения *
Ваше имя*
Адрес электронной почты (не публикуется на сайте)
Текст комментария*

Для отправки комментария ответьте на вопрос: Сколько будет: 1+11 =
(Комментарии на сайте публикуются только после модерации)
Комментарии посетителей сайта
Юлия 17.08.2013 20:20
Спасибо большое за рассказ. На душе посте него уютно и тепло
Людмила 26.07.2013 14:31
Мне понравилось. Интересно, познавательно, а главное, без прикрас.Искренне. Узнала про икону "Королева Германии". А подробнее можно?
Ирина 20.06.2013 21:04
Здравствуйте, зашла на сайт случайно, почитала, прекрасно читается, сначала не поняла как из Германии, русский стиль и повествование?! В конце русская фамилия! Я не ошиблась. Спасибо, почитаю и дальше, душа отдыхает.
Анатолий | 20 Июня 2013
Нас в поездке было 4 человека - 2 из Москвы и 2 из Германии, наши русские-украинские-немцы ) Братья по духу и по вере:)