Числа в Священном Писании - Число 7

Число 7 — число полноты, законченности, совершенства (Быт. 4, 24; Пс. И, 7; Мф. 18, 21-22), вечности, бесконечности (пространства и времени). У евреев (то есть Богоизбранного народа) число 7 почиталось за священное число (Чис. 19,12; Зах. 3, 9; 4 Цар. 4, 35; 5,10; Притч. 9,1). В Священном Писании число 7 имеет чрезвычайную важность. Оно может быть рассматриваемо в двух отношениях: как 6 + 1 или как 4 + 3, и от этих двух отношений зависит его значение. В первом случае символическое его значение определяется повествованием о творении. В 6 дней Бог сотворил небо и землю, а на седьмой день почил от дел. Так и дела творения, чтобы найти себе покой и освящение, должны соединяться с единицей, т. е. Богом, дела мира должны возвращаться к Богу, где они упокоятся и освятятся. С другой стороны как 4 есть об- раз мира (с его 4 углами и 4 ветрами) и 3 образ Святой Троицы, так 4 в соединении с 3 представляют мир, соединенный с Богом, творение, воссоединенное со своим Творцом. Таким образом, семь есть заветное число, выражающее гармонию, единство, совершенство и покой. В книге Иисуса Навина (Нав. гл. 6) описывается взятие города Иерихона. 7 священников, 7 юбилейных труб или рогов, 7 дней обхождения вокруг Иерихона, 7 обхождений в 7-ой день определяется священным числом 7 — числом дел Божиих при творении мира, показывает, что эти лица, предметы и действия имеют характер не военный, а священный, проникнутый мыслью о Боге, как единственном Виновнике того, что имеет совершиться. Как ничтожно было участие народа во взятии Иерихона, выражением этого служит то, что ему представлено было кроме хождения вокруг города, одно действие— громкое восклицание при обхождении города в 7-ой раз 7-го дня. В 3-ей книге Царств (3 Цар. гл. 8) Соломон умоляет Иегову о милостивом принятии молитв в храме Его имени во всякое время (ст. 28-30), преимущественно о прощении грехов (ст. 30, 34,36,39,46,50). За этим общим прошением (ст. 29) следует семь отдельных и более частных прошений (ст. 31-53). Семеричное число этих прошений может обозначать всю совокупность возможных молений; семь — число священное, число полноты и совершенства (Быт. 21, 28; Исх. 37, 23; Лев. 4, 6) и, кроме того, в данном случае вполне аналогично по значению семи прошениям молитвы Господней (Мф. 9 и след.). В 3-ей книге Царств (3 Цар. гл. 19) говорится, что наряду с возвещением суда над Израильским государством (ст. 17), пророку Илии даруется и благодатное утешение, что среди широкого распространения нечестия в Израиле, есть и неведомые миру и даже пророку, но ведомые единому Богу носители истинной веры и благочестия: 7000 (мужей), не преклонивших колена пред Ваалом , и не лобызавших его статуи (ст. 18). 7 тысяч— круглое определенное число. 7— символическое число святости, завета, культа, и здесь естественно взято для обозначения остатка верных завету израильтян как «святаго семени» народа завета (ср. Ис. 6,13; Рим. 11, 7). В книге Иова (Иов. 2, 13) говорится: «И сидели с ним на земле семь дней и семь ночей, и никто не говорил ему ни слова, ибо видели, что страдание его весьма велико». Семидневное (семь — число полноты) молчание свидетельствует о силе печали друзей. Пророк Иезекииль (Иез. 3,15), когда пришел к переселенцам в Тель-Авив, живущим при реке Ховаре, остановился там, где они жили и провел среди них семь дней в изумлении. У евреев время торжественной скорби продолжалось семь суток. Семь— символическое число, которое прилагается к делам Божиим, а для Иезекииля, как священника, оно имело особое значение по богослужебному применению, например в отношении обрядовой чистоты, посвящения (Исх. 29, 29; Лев. 8, 33; ср. Иез. 39, 9,12,14). «Премудрость построила себе дом, вытесала семь столбов его» (Притч. 9, 1). Дом Премудрости Божией есть Царство Божие или Церковь, основание которой Божественным Домостроительством было положено еще в раю. Это Царство Божие, затем во многообразии священных библейских событий и лиц, теократических установлений и учреждений, под руководством Закона и пророков, раскрывалось в течение всего Ветхого Завета вплоть до явления Христа Спасителя, когда оно сменилось новозаветной Церковью или новозаветным Царством Божиим (1 Тим. 3,15; Евр. 3, 6; Апокалипсис 3,12). Дом Премудрости основан на семи столбах (ст. 1), т.е. согласно общему библейскому значению числа 7 в смысле полноты, законченности, совершенства (Быт. 4,21; Пс. 11, 7; Мф. 18, 21-22) Царство Божие или Церковь Премудростью Божией снабжена многоразличными дарами и дарованиями — всем, что нужно для ее благоустройства, процветания и славы. Семь столбов— семь даров Святого Духа (Ис. 11, 2-3; сн. Апокалипсис 1,4,12; 3,1; 4, 5), затем семь таинств. В 3-ей книге Ездры (3 Езд. 7, 75-99) говорится о семи видах мучений грешников в загробном мире и о семи видах блаженств праведников. Мучения грешников состоят: 1) в сознании своих преступлений, 2) в невозможности раскаяния, 3) в созерцании блаженства, ожидающего праведников и 4) мучений, которые будут уделом грешников, 5) в созерцании места, где станут жить праведники, 6) в сознании близости своих мучений и, наконец, 7) в чувстве страха при мысли предстать пред лице Судии. Блаженство праведников состоит: 1) в сознании победы над злым помышлением, 2) в созерцании мучений, ожидающих грешников, 3) в сознании своей правоты, опирающейся на закон, 4) в созерцании будущего блаженства, 5) в радости по поводу ос-вобождения от бренных оков тела, 6) в предчувствии близкого прославления и 7) в лицезрении Бога. В Апокалипсисе (Апокалипсис 1, 4) святой Тайновидец говорит о семи духах, находящихся пред престолом Всевышнего. Большинство толкователей под семью духами разумеют Святого Духа. Право на такое толкование дают те аналогии, которые мы находим в других местах Священного Писания (Ис. 11, 2-3; Зах. 4, 6, 10). Единая Ипостась Святого Духа символически изображается седмерицею духов (ни более, ни менее) потому, что число семь — как бы печать духа и выражает собой полноту благодатных даров, раздаваемых от Святого Духа (1 Кор. 12, 4-11). Эти семь даров Святого Духа суть: дух страха Божия, дух познания, дух силы, дух света, дух разумения, дух мудрости, дух Господень, или дар благочестия и вдохновения в высшей степени (ср. Ис. 11,1-3). Откровение дается семи церквам. Число 7 имеет таинственное значение, означающее полноту и потому может здесь быть поставлено как эмблема вселенской Церкви, к которой в целом и обращен Апокалипсис. Число 7 имеет некоторое таинственное значение и в целом Апокалипсисе: семь духов пред престолом Божиим, семь Свешников, семь звезд, семь светильников, семь рогов и семь очес Агнца, семь печатей, семь труб, семь таинственных громов, семь фиалов ярости Господней. С достоверностью можно полагать, что число это выражает собой полноту, по числу ли дней творения Божия, в которое совершишася небо и земля и вся украшения их, или по другой какой-либо причине. А поэтому и под именем семи церквей должно разуметь вселенскую Церковь во всем ее пространстве и продолжении времени — это новое превосходнейшее творение Божие, которое вполне совершится и украсится по скончании всех веков, егда будет Бог всяческая во всех. Интересно и толкование ст. 16, 21-ой главы Апокалипсиса святого Богослова: «Город расположен четвероугольником, и длина его такая, как и широта. И измерил он город тростью на двенадцать тысяч стадий; длина и широта и высота его равны». Здесь седмиричное число, будучи таинственным, чрез деление представляет искомое. Ибо 12 тысяч стадий, разделенные на число 7, представляют меры, называемые милями— 1714, где тысяча показывает совершенство бесконечной жизни, семьсот — совершенство покоя, четырнадцать— двойное субботствование души и тела, так как дважды семь — четырнадцать. Хотя число ангелов безмерно велико, тьмы тем, по выражению Священного Писания, но архангелов известно только семь: «Я — Рафаил, один из семи святых ангелов, которые возносят молитвы святых и восходят пред славу Святаго» (Тов. 12, 15). Что касается седмиричного числа предстоящих Богу ангелов, то в ветхозаветной канонической письменности до времени плена нет ясных свидетельств о семи именно ангелах. Но в книге пророка Иезекииля (9, 1-2) выступают семь мужей— карателей — видимо ангелов (ср. Зах. 4,10), а в Апокалипсисе не раз говорится о семи духах или ангелах, стоящих пред престолом Божиим (Апокалипсис 1, 4; 4, 5; 8, 2, 6). При этом и книга Товита и книга Апокалипсис представляют этих семь ангелов высшими, т. е. архангелами. «Отчего главных ангелов только седмь— не менее и не более? Это — тайна творения, доведомая Господу и Творцу ангелов. Мы с благоговением можем приметить только, что седмиричное число— число священное: ибо воззрим ли на царство благодати?— обретаем седмь даров Духа Святого, седмь таинств. Посмотрим ли на царство природы? — находим седмь лучей света, седмь тонов звука, седмь дней творения и проч.» (Из сочинений Иннокентия, архиепископа Херсонского.) — символ возрождения, возобновления, воскресения.

КОММЕНТАРИИ

Обязательные поля для заполнения *
Ваше имя*
Адрес электронной почты (не публикуется на сайте)
Текст комментария*

Для отпарвки комментария ответьте на вопрос: Сколько будет: 10+2 =
(Комментарии на сайте публикуются только после модерации)
Комментарии посетителей сайта